3 2 1

Динозавры и Библия

Библия не является справочником по систематике, и лишь незначительное число животных указано в ней впрямую. Существа, не имеющие прямого отношения к библейскому повествованию или предписаниям, упоминаются в ней лишь косвенно. Однако давайте внимательно прочтем следующее место, записанное в форме Божьего обращения: "Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол; вот его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его; поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены; ноги у него – как медные трубы; кости у него - как железные прутья; это - верх путей Божьих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой; горы приносят ему пищу, и там все звери полевые играют... Вот он пьет из реки и не торопится; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его. Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром?" (Иов 40, 10-19).

Книга Иова написана предположительно за 2000 лет до Рождества Христова (хотя существуют попытки и другой датировки – в пределах от 500 до 2500 лет до Р.Х.). В оригинале на месте слова зверь стоит его древнееврейский эквивалент – БЕГЕМОТ. В других местах Библии оно встречается лишь во множественном числе, обозначает вообще крупных животных и переведено соответствующим образом (Втор. 32, 24; Иов 12, 7; Пс. 49, 13; Иер. 12, 4; Авв. 2, 17). Но О каком животном речь идет здесь? По-видимому, современникам Иова этот «бегемот» был довольно хорошо знаком, однако вряд ли какое-либо из ныне существующих сухопутных животных подойдет под это описание. Переводчики, не найдя подходящего значения для этого слова, благоразумно оставили его в исходном виде.

Во времена освоения европейцами Африки предпринимались попытки отождествить «бегемота» с гиппопотамом (в русском языке эти слова даже стали синонимами) или со слоном. Но ни тот, ни другой на самом деле не соответствует приведенному описанию. В особенности смущает подобный кедру хвост. Многие специалисты склоняются к мнению, что приведенные характеристики «бегемота» точнее всего описывают гигантских рептилий типа диплодока. Причем делают это столь убедительно, что летом 1993 года сотрудники Британского музея, считая приведенное описание достоверным свидетельством очевидца, внесли некоторые исправления в модель скелета диплодока. В частности, хвост чудовища, ранее как бы волочившийся по земле, теперь изображен раскачивающимся в воздухе.

Далее в книге Иова приводится описание крупнейшего из морских творений – ЛЕВИАФАНА, отождествление которого с крокодилом или с крупнейшим из известных современных морских животных – китом – также кажется наивным: Можешь ли удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его?.. Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их. Кто может открыть верх одежды его, кто подойдет к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? круг зубов его – ужас. Крепкие щиты его – великолепие; они скреплены как бы твердою печатью. Один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними. Один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются... На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его между собой сплочены твердо, не дрогнут. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем немеют от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь за гнилое дерево... Он кипятит пучину, как котел, и море превращает в кипящую мазь... Нет на земле подобного ему, он сотворен бесстрашным (Иов 40, 20; 41, 14-25).

По всем приметам речь здесь идет о самой крупной из ископаемых морских рептилий – кронозавре. Неоднократные упоминания левиафана в других местах Ветхого Завета (Иов 3, 8; Пс. 74, 14; 104, 26; Ис. 27, 1) свидетельствуют О том, что подобные существа были хорошо знакомы древним жителям Ближнего Востока.

На первый взгляд, могут вызвать сомнения такие характеристики левиафана, как: От его чихания показывается свет... Из пасти выходят пламенники, показываются огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли и из пасти его выходит пламя (Иов 41, 10-13).

Однако вспомним, что предания многих других народов также рассказывают об огнедышащих драконах. Возможно ли такое? Способны ли живые существа изрыгать огонь? Очевидно, что большинство современных нам животных подобными глупостями не занимаются. Но как минимум один представитель фауны, наделенный таким необычным свойством, дожил до наших дней. Это – обитающий в Уэльсе жучок брахинус, называемый также жук-бомбардир. Насекомое, не превышающее двух сантиметров в длину, наделено удивительным защитным механизмом. В специальных мускульных мешочках бомбардир хранит смесь гидрохинона с крепким (25%) раствором перекиси водорода, не реагирующих между собой в нормальных условиях. В случае же опасности смесь эта поступает в «реакторную камеру», расположенную в задней части тела жука и содержащую особый фермент, который выполняет роль катализатора. Происходит мгновенная, взрывоподобная реакция окисления – и в обидчика выстреливается реактивная струя раскаленного газа.

Известны также живые существа (рыбы, насекомые), способные испускать свет и электрические разряды. В настоящее время палеонтологи располагают лишь скелетами (а зачастую – фрагментами скелетов) ископаемых рептилий. Установить, какие они имели органы из мягких тканей, увы, невозможно. Как знать, может быть и имели некоторые древние чудовища (в большинстве своем – травоядные) подобные защитные механизмы. Ведь, к примеру, в костных черепных гребнях некоторых гадрозавров (в частности – паразавролопуса) обнаруживают системы полых ходов, соединяющихся в носоглотке, которые вполне могли выполнять такую функцию, как у маленького жучка.

Не уступает левиафану по количеству упоминаний в древнееврейском тексте Библии (пять раз в трех книгах) другая крупная рептилия – РААВ. Причем Писание дает понять, что, несмотря на устрашающий вид и размеры, это животное весьма лениво и легко уязвимо. Это дает авторам библейских текстов повод употреблять его имя образно, в частности – подразумевая Египет (как, например, в Пс. 86,4). Мы и сейчас часто иносказательно используем названия некоторых животных – лиса, змея, медведь, осел, ягненок... Однако мы можем это делать лишь потому, что нашим собеседникам отлично известны и сами эти животные, и их повадки. В противном случае нас просто не поняли бы. Стало быть, раав в те времена еще не нуждался в Красной книге. Нашим же современникам это слово не говорит ничего, и в синодальном русском тексте Библии один раз оно переведено как дерзость (Иов. 26, 12), один раз – как сила (Ис. 30, 7), а в трех остальных случаях (Пс. 86,4; 88,11; Ис. 51,9) оставлено без перевода.

Рекордсменом же по количеству упоминаний в Библии среди названий древних рептилий (двадцать девять раз в двенадцати книгах), а также, пожалуй, главным претендентом на право называться древнееврейским эквивалентом современного слова динозавр является ФАННИН. Интересно отметить, что это слово не только имеет общий корень со словом левиа-ФАН, но и, похоже, этимологически связано с ФА-ф-Ниром из скандинавского эпоса и аФАН-ком из бретонских хроник.

Ныне не существующий фаннин задал немало проблем переводчикам Библии. В Библии короля Джеймса (1611 год) он 22 раза был переведен как дракон, 3 раза - как змей, 3 раза - как кит и один раз - как морское чудовище. В русском же синодальном переводе (1876 год) фаннин пять раз становится драконом (Неем. 2, 13; Втор. 32, 33; Пс. 43, 20; 90, 13; Иер. 51, 34); четырежды – змеем (4 Цар. 14, 4; Пс. 73, 13; Притч. 23, 32; Ис. 27,1); трижды – морским чудовищем (Иов. 7, 12; Ис. 27, 1; Иез. 32, 2); дважды – крокодилом (Ис. 51, 9; Иез. 29, 3) и большой (великой) рыбой (Быт. 1, 21; Пс. 148, 7) и, наконец, один раз – гиеной (Ис. 13, 22). В остальных одиннадцати случаях фаннины названы шакалами.

Из приводимых в Библии характеристик мы можем узнать, что левиафан – тоже разновидность фаннина. Бывают фаннины как изгибающиеся, так и прямо бегущие. Некоторые из них живут в воде, некоторые – в пустыне, некоторые любят заселять брошенные города. Многие из них могут издавать громкие звуки – хрип, вой, рев; отдельные обладают хорошим обонянием. Существуют ядовитые разновидности фаннинов, причем по силе их яд сравним с ядом аспидов. Неоднократно подразумевается, что фаннины являются чем-то мощным и устрашающим, а кое-кто из них способен даже поглотить, а затем извергнуть человека. По-видимому, слово фаннин так же, как и динозавр, обозначает весьма разнообразную группу видов пресмыкающихся, которые при этом не являются обыкновенными змеями.

Впрочем, встречающиеся в Библии «обыкновенные» змеи (в древнееврейском тексте – нахаш и сараф) тоже далеко не всегда столь уж обыкновенны. Какое, например, существо могут обозначать летучие змеи (Ис. 30, 6), способные гнездиться, класть яйца, выводить потомство и заботиться о нем (Ис. 34, 15)? В Книге пророка Исаии (Ис. 14, 29) это выражение даже переведено на русский язык как летучий дракон. Некоторые исследователи склонны видеть в них упоминание летающих рептилий. Кроме того, 19 стих 14 главы Второзакония трактуется в традиционных переводах (в том числе – в русском синодальном) как запрет употреблять в пищу всех крылатых пресмыкающихся. К сожалению, разъяснений по этому поводу священные авторы не дают, считая, что современные им читатели, которым в первую очередь адресовались законы и пророчества, и так должны понять, о каких существах идет речь.

Большинство из перечисленных животных явно требовало "уважительного" отношения от человека. Однако все ли они были столь грозны и неуязвимы?

Небезынтересный рассказ, связанный с драконом, мы можем найти в древнем греческом переводе текста Библии, обычно обозначаемом LXX и называемом Септуагинта или «Перевод семидесяти толковников» (именно столько специалистов было собрано в Александрии в 271 году до Р.Х. по повелению египетского фараона Птоломея Филадельфа для осуществления этого грандиозного по тем временам проекта). Достоверность Септуагинты прекрасно подтверждается как археологическими данными (обнаруженные в районе Хирбет-Кумрана древнееврейские манускрипты практически полностью соответствуют тексту LXX), так и косвенно: непосредственно ее цитируют Христос и апостолы. Однако при последующих многочисленных переписываниях, пересмотре текстов Советом Ямниа около 100 года н.э., переходе на квадратный ассирийский шрифт «нового» иврита, а также введении в письмо гласных букв этот фрагмент был утерян из еврейских книг. Поэтому он не вошел в канонический состав Библии, при формировании которого использовался позднееврейский (IX в. н.э.) массоретский источник. В наши дни этот фрагмент приводится в качестве приложения в изданиях Библии, основанных на различных древних текстах, а также присутствует в славянских и латинских Библиях, изначально имеющих в своей основе Септуагинту. Хотя часть исследователей считает этот фрагмент апокрифичным (т.е. имеющим отличное от оригинального текста происхождение), древнейший содержащий его древнееврейский манускрипт датируется не более чем на пятьдесят лет позднее создания не дошедшего до нас оригинала Книги пророка Даниила. Итак: "Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его. И сказал царь Даниилу: не скажешь ли об этом, что он медь? вот, он живой, и ест, и пьет; ты не можешь сказать, что это бог неживой; итак, поклонись ему. Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой. Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе. Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся (сдох). И сказал Даниил: вот ваши Святыни!" (Дан. 14, 23-27).

Приведенное описание поражает простотой и бытовой достоверностью деталей. Похожий на использованный Даниилом прием еще не так давно применялся эскимосами при охоте на полярного гиганта – белого медведя. Китовый ус скатывался вместе с жиром в ком и подбрасывался зверю, который тут же его проглатывал. В желудке животного жир растапливался, и ус, расправляясь, протыкал его. Даниил также мог использовать для этой же цели конский волос или что-либо подобное. При этом из текста очевидно, что этот способ борьбы с драконами был Даниилу прекрасно знаком – он решился на пари, не задумываясь, и был заранее уверен в своем успехе. По-видимому, Даниил (или автор этого фрагмента, если текст апокрифичен) имел возможность и ранее наблюдать, а может быть, даже применять его. Так что этот дракон, скорее всего, не был единственным.

Археологические данные также ставят под сомнение возможное утверждение о мифичности этого сюжета. Действительно, в древнем Вавилоне был широко распространен культ драконов. Их изображения, встречающиеся на различных предметах и сооружениях, без особого труда можно отождествить с теми или иными разновидностями ныне вымерших рептилий. Так, например, лапы дракона, украшающие знаменитые ворота Иштар, весьма напоминают птицепалые ступни игуанадона. И если драконы или, говоря современным языком, динозавры еще существовали во времена Даниила, вполне вероятно, что в каком-либо из святилищ мог содержаться один из них.



Последние комментарии

Курс по изучению Библии

Яндекс.Метрика