3 2 1

Возрождение

Божественное величие Слова.
Джон Пайпер

Слово, преобразующее жизни. Слово, сказанное Богом Моисею, кардинально изменило его жизнь. Это же Слово, сказанное Жану Кальвину, сделало целью его жизни - возвещать величие Божье и Его славу, посвятив всю жизнь служению Богу и толкованию Писания, как Божьего откровения о Себе и славе Своей.

Все служило одной цели - толкованию Писания

Жан Кальвин писал трактаты, написал великую книгу "наставление в христианской вере", написал комментарии на все книги Нового Завета, кроме Откровения, плюс Пятикнижие, Псалтырь, Исайю и Иисуса Навина, читал лекции по Библии (многие из которых были опубликованы как настоящие комментарии), а также проповедовал по десять проповедей каждые две недели, однако все это без исключения являлось разъяснением, толкованием Писания. Дилленбергер сказал: "Кальвин понимал, что весь его богословский труд представляет собой исключительно труд истолкования Писания" (44). В своей последней воле и завещании Жан Кальвин писал: "Я старался в моих проповедях, а также в моих сочинениях и комментариях проповедовать слово чисто и целомудренно, а также прилежно истолковывать Его священное Писание" (45).

У Кальвина все было истолкованием Писания. Это было служение, родившееся от величия Бога в Писании. Писание было высшим авторитетом, поскольку оно было абсолютным Словом Бога, и его главным лейтмотивом, доказывавшим его истинность, было величие и слава Божия. Однако из всех этих трудов по истолкованию проповедь занимала высшее место. Эмиль Думерж, самый скрупулезный биограф Жана Кальвина, написавший шести томную биографию Кальвина, сказал, выступая на собрании, посвященном 400-й годовщине со дня рождения Кальвина: "Для меня Кальвин, реальный и настоящий Кальвин, истолковывающий всех остальных, представляется вот каким: Кальвином - проповедником из Женевы, который выковывал своими словами дух Реформации шестнадцатого столетия" (46).

Проповедь Кальвина строилась всегда одинаково от начала и до конца его жизни: он проповедовал, последовательно переходя от предыдущей к последующей книге Библии. Он никогда не отступал от этого стиля проповеди за все свои почти двадцать пять лет служения в церкви Святого Петра в Женеве, - за исключением нескольких торжественных праздничных церемоний и особых случаев. "По воскресеньям он всегда читал из Нового за исключением нескольких псалмов, которые читались в тот же день вечером. В течение же недели ...проповедь неизменно строилась на Ветхом Завете" (47). Из сохранившихся записей его проповедей можно насчитать менее полдюжины исключений из этого правила ради начала нового христианского года. Он почти полностью игнорировал Рождество и Пасху при выборе тем для своих проповедей (48).

Чтобы дать вам некоторое представление об объеме и тематике проповедей Кальвина, скажем, что он начал серию своих проповедей с книги Деяний 25 августа 1549 года и закончил ее в марте 1554 года. После Деяний он перешел к посланиям к Фессалоникийцам (46 проповедей), Коринфянам (186 проповедей), пастырским посланиям (86 проповедей), Галатам (43 проповеди), Ефесянам (48 проповедей), и так до мая 1558 года. Затем следует перерыв, когда он болел. Весной 1559 года он начал книгу "Гармония евангелий" и умер в 1564 году, так и не закончив ее. В течении одной недели в этот период он проповедал 159 проповедей на книгу Иова, 200 на Второзаконие, 353 на Исайю, 123 на Бытие и т.д. (49).

Одним из самых ярких свидетельств того, что эта последовательность была сознательным выбором Кальвина, является тот факт, что в день Пасхи 1538 года после проповеди он оставил кафедру собора Святого Петра, изгнанный решением городского Совета, но спустя три года, в сентябре 1541 года, вернувшись, продолжил свое толкование со следующего стиха (50).

Откуда такая непоколебимая сконцентрированность на последовательном разъяснительном проповедовании? Я упомяну три причины. Они настолько же важны для нас сегодня, как и для шестнадцатого века.

Во-первых, Кальвин верил, что Слово Божье является светильником, который изъяли из церквей. Он говорил в собственном свидетельстве: "Твое Слово, Которое должно было бы просвещать весь Твой народ, подобно светильнику, или отнято от нас, или угашается... И теперь, о Господи, мне, окаянному, ничего не остается, как только слезно молить Тебя не судить меня по моим заслугам, по моему устрашающему оставлению Твоего Слова, от чего по Твоей дивной милости и благости Ты, наконец, избавил меня" (51). Кальвин считал, что последовательное толкование книг Библии есть лучший способ преодоления этого "устрашающего оставления Слова Божьего".

Во-вторых, Паркер говорит, что Кальвин страшно боялся за тех, кто высказывал свои собственные мысли за кафедрой. Он говорил: "Когда мы встаем за кафедру, мы должны тут же отложить наши собственные мечты и представления" (52). Он считал, что, истолковав все Писание, он неизбежно скажет все, что Бог хотел сказать, а не только то, что он сам хотел сказать.

В-третьих, - и это снова возвращает нас назад, к самому началу, когда Кальвин впервые увидел величие Бога в Его Слове, - он верил всем сердцем, что Слово Божье является на самом деле Словом Бога, и что все оно богодухновенно, полезно для души и пронизано светом славы Божией. В Проповеди номер 61 на Второзаконие он призывает нас:

Пусть пасторы смело дерзают достигать всего Словом Божьим... Пусть они укрощают всю власть, славу и блеск мира, чтобы дать место и покориться Божественному величию этого Слова. Пусть увещевают они каждого жить по Нему, от высших до низших, пусть они назидают Тело Христово, пусть разоряют они царство сатаны, пусть пасут они овец, убивают волков, наставляют и увещевают непокорных; пусть связывают и разрешают молнии и громы, если нужно, но только пусть делают все это в соответствии с Божим Словом (53).

Ключевая фраза здесь, - "Божественное величие этого Слова". Это всегда было для Кальвина наиважнейшим вопросом. Как ему лучше всего решить эту задачу, - показать всей Женеве и всей остальной Европе, да и всей истории величие Божие? Он показал это своей жизнью, посвятив ее всю проповеди, истолковывающей, разъясняющей Писания. Нет лучше способа явить всю полноту славных совершенств Бога и величия Его Существа, чем развернуть панораму всего Божьего Слова в контексте истинно пасторского служения попечения о пастве.

Лично я убежден, что именно по этой причине проповедь продолжает занимать центральное место в жизни церкви даже через 500 лет после изобретения печатного пресса и прихода радио, телевидения, кассет, компакт-дисков и компьютеров. Божье Слово говорит главным образом о величии Бога и славе Бога. И это - главная тема для проповедования. И даже если познание славы и величия Божия в Его Слове приходит от слышания мягкого, нежного голоса, ободряющего святого на его смертном одре, оно несет невероятную радость и желание толкования. Вот почему проповедь никогда не прекратится. И радикальная, всеохватывающая сконцентрированность на Боге всегда будет создавать жажду проповедования среди Божьего народа. Если Бог есть "Я есмь", Сущий, - великий, абсолютный, суверенный, таинственный, всеславный, величественный Бог, каким Его видел Кальвин в Писании, тогда проповедь будет всегда, потому что чем больше этот Бог познается и чем больше на Нем сосредотачиваются, тем острее мы будем ощущать, что Его не только нужно анализировать и изъяснять, но Его также нужно призывать, провозглашать и возвеличивать в дающем радость толковании.



Комментарии  

 
+2 #1 Величие БожьеИрина 22.06.2012 00:49
При такой тяжкой жизни - прославлять величие Божье... Поразительно! Удивительная сила воздействия Слова Божьего на человека, в частности, Кальвина.
Неисповедимы пути Твои, Господи!
Цитировать | Сообщить модератору
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

  • Молитвенные нужды
    Братья и Сестры!Прошу помолитесь за моего друга Алексея Пехт...
    От кого: Виктор
  • Молитвенные нужды
    Прошу поддержать в молитве о освобождении моей сестры из тем...
    От кого: Светлана
  • Молитвенные нужды
    Очень прошу помолиться за финансы в нашей семье, чтобы Папоч...
    От кого: ИС

Курс по изучению Библии

Яндекс.Метрика