3 2 1

Не просто плотник.
Джош Макдауэлл

Не просто плотник

Глава 7. Слыхали, что случилось с Савлом?

Мой приятель Джек, как и я, очень часто выступает в университетах. И вот однажды его ждал сюрприз. Студенты решили устроить ему публичный диспут с участием «университетского атеиста».

Его «противник» был профессор философии, очень красноречивый и очень враждебно настроенный по отношению к христианству.

Джек говорил первым. Он подробно рассказал о свидетельствах в пользу воскресения Иисуса, об обращении апостола Павла, и под конец поделился своим свидетельством: как Христос изменил его жизнь, когда он учился в университете.

Но вот он кончил, и на кафедру вышел этот самый профессор. Он очень нервничал. Ни свидетельств в пользу воскресения, ни того, что Джек рассказал о своей собственной жизни, — он опровергнуть не мог. И тогда он ухватился за историю неожиданного обращения апостола Павла в христианство. Он много говорил о том, как «люди порой настолько увлекаются предметом, с которым борются, что под конец становятся его сторонниками».

Тут мой приятель улыбнулся:

— В таком случае вам нужно быть очень осторожным, а то ведь так и вы станете христианином!..

Молодой еврей из г. Тарса по имени Савл был заклятым врагом христиан. История его превращения в апостола Павла-это одно из наиболее впечатляющих свидетельств в пользу христианства.

Савл был религиозным деятелем, фанатичным приверженцем иудаизма. Жизнь в Тарсе дала ему возможность ознакомиться с самыми последними достижениями человеческого знания: это был университетский город, знаменитый своими философами-стоиками и культурой. Греческий географ Страбон высоко ценил этот город за интерес к просвещению и философии.

Павел, как и его отец, был римским гражданином-это была редкая привилегия. По-видимому, он был хорошо знаком с эллини-стической культурой и мыслью. Он прекрасно владел греческим и демонстрировал умение пользоваться диалектикой. Он цитировал малоизвестных поэтов и философов:

Деяния 17:28 — «Ибо Им мы живём и движемся и существуем (Эпименид), как и некоторые из ваших поэтов сказали: „ведь мы Его и род“ (Арат, Клеанф)»;

1-е Коринфянам 15:23 — «Не заблуждайтесь: дурное общество развращает добрые нравы. (Менандр)»;

Титу 1:12 — «Сказал же некто из них, их собственный пророк: „Критяне всегда лжецы, злые звери, обжоры ленивые (Эпименид)“».

Павел получил еврейское образование, в традициях строгой доктрины фарисеев. Ему было около четырнадцати лет, когда его послали учиться к Гамалиилу, считавшемуся крупнейшим раввином того времени (он приходился внуком Гиллелю). Павел сам говорил, что он не только фарисей, но и сын фарисея (Деян. 23:6) Он имел право хвастаться своим прошлым: «И преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моём, будучи чрезмер-но ревнителем отеческих моих преданий» (Гал. 1:14).

Чтобы понять обращение Павла, нужно понять причину его антихристианской позиции. Причина эта заключалась в его предан ности иудейскому закону. Именно эта преданность лежала в основе его непримиримого отрицания Христа и ранней церкви.

По словам Жака Дюпона, «в христианстве Павла оскорбляло не утверждение мессианского предназначения Иисуса, а… то, что Иисусу предписывалась роль Спасителя-это сводило на нет роль закона для спасения… Павел был столь враждебно настроен по отношению к христианской вере прежде всего из-за своего убеждения, что путь к спасению — в законе».

Энциклопедия «Британника» говорит, что новая иудейская секта, называющая себя христианской, больно задела самую суть иудейского воспитания и раввинского образования Павла. Его заветной целью стало уничтожение этой секты (Гал. 1:13). Он начал действовать, с тем, чтобы истребить их всех (Деян. 26:9-11). Он буквально «опустошал церковь» (Деян. 8:3). Он отправился в Дамаск с бумагами, которые давали ему полномочия схватить там последователей Иисуса и привести их, чтобы предать суду.

Но по дороге с ним что-то случилось…

«А Савл, всё ещё дыша угрозой и убийством на учеников Господних, явился к первосвященнику и испросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы кого найдёт стоящих на этом Пути, и мужчин и женщин, привести в узах в Иерусалим. И было в дороге: приближался он к Дамаску, и внезапно осиял его свет с неба. И, упав на землю, он услышал голос, говорящий ему:

— Савл, Савл, что ты Меня гонишь?

И он сказал:

— Кто Ты, Господи?

А Он:

— Я Иисус, Которого ты гонишь. Но встань и войди в город, и будет тебе сказано, что надлежит тебе сделать.

Люди же, сопутствующие ему, стояли в оцепенении, слыша голос, и никого не видя. Савл же встал с земли и с открытыми глазами ничего не видел. И ведя его за руку, ввели в Дамаск. И три дня он ничего не видел, и не ел, и не пил.

Был некий ученик в Дамаске, по имени Анания. И сказал ему в видении Господь:

— Анания!

Он же сказал:

— Вот я, Господи!

И Господь к нему:

— Встань и пойди на улицу, которая называется „Прямая“, и в доме Иуды спроси тарсянина по имени Савл. Ибо вот он молится, и увидел в видении, что муж по имени Анания вошёл и возложил на него руки, чтобы он прозрел». (Деян. 9:1-12).

Из дальнейшего становится понятно, почему христиане боялись Павла. «Анания ответил:

— Я слышал от многих об этом человеке, сколько зла он сделал святым Твоим в Иерусалиме. И здесь он имеет власть от первосвященников заключить в узы всех призывающих имя Твоё.

Но Господь сказал ему:

— Иди, потому что он у Меня сосуд избранный, чтобы пронести имя Моё и пред язычниками, и пред царями, и пред сынами Израилевыми. Ибо Я покажу ему всё, что он должен претерпеть за имя Моё.

И пошёл Анания, и вошёл в тот дом, и, возложив на него руки, сказал:

— Савл, брат, Господь послал меня, Иисус, явившийся тебе на пути, которым ты шёл, чтобы ты прозрел и исполнился Духа Святого.

И тотчас как бы чешуя отпала от его глаз, и он прозрел, и встал, и был крещён. И приняв пищу, укрепился» (Деян. 9:13–19).

Павел писал: «Разве Иисуса, Господа нашего, я не увидел?» (1 Кор. 9:1). Он приравнивал явление Христа ему-к явлению Христа апостолам сразу после воскресения: «а после всех явился и мне…» (1 Кор. 15:8).

Ибо Павел не просто увидел Иисуса, но это видение перевернуло всю его жизнь. Он проповедовал Евангелие не по собственному выбору, а по необходимости: «Ибо если я благовествую, то в этом нет для меня похвалы; это для меня необходимость…» (1 Кор. 9:16).

Причём заметьте: встреча с Иисусом и последующее обращение Павла произошли совершенно неожиданно для него: «… внезапно воссиял с неба сильный свет вокруг меня». (Деян. 22:6). Павел не имел ни малейшего представления, чей это божественный голос зовёт его с небес. И когда голос сказал, что это-Иисус из Назарета, он затрепетал, поражённый этой вестью.

Пусть даже мы и не знаем всех подробностей-хронологических и психологических-происшествия, случившегося с Павлом на пути в Дамаск, но мы твёрдо знаем, что происшествие это радикальным образом изменило всю его жизнь.

Прежде всего, коренным образом изменился характер Павла. Энциклопедия «Британника» описывает его до обращения как нетерпимого, ожесточённого, непримиримого религиозного фанатика, гордеца с дурным характером.

После обращения он становится терпимым, добрым, готовым на жертвы, бескорыстным.

Кеннет Скотт Латуретт говорит: «Глубокое, перевернувшее все прежние представления религиозное переживание придало новый смысл жизни Павла, оно превратило малопримечательного человека с почти невротическим темпераментом — во влиятельнейшего проповедника».

Во-вторых, изменился характер отношений Савла с последователями Иисуса. Он провёл несколько дней с учениками в Дамаске (Деян. 9:19). И мы знаем, что когда Павел пришёл к ученикам, они протянули ему руку дружбы.

В-третьих, изменились взгляды Павла. Не теряя любви к своему иудейскому наследию, он из ожесточённого противника превратился в решительного проповедника христианской веры. «И тотчас в синагогах начал проповедовать Иисуса, что Он есть Сын Божий» (Деян. 9:20).

Изменились интеллектуальные убеждения Павла. Его собственный опыт вынудил его признать, что Иисус был Мессия, несмотря на вопиющее противоречие с мессианскими идеями фарисеев. Его новое представление о Христе означало полный переворот в его мировоззрении.

Жак Дюпон отмечает, что после того, как Павел «со всей страстью отрицал, что распятый человек может быть Мессией, он поверил, что Иисус действительно был Мессией, и вследствие этой новой веры радикально изменились все его мессианские идеи».

Теперь он смог понять, что смерть Христа на кресте, которая казалась ему раньше Господним проклятием и достойным жалости концом человеческой жизни, в действительности была актом, в котором Бог через Христа примирился с миром. Павел, наконец, понял, что через распятие Христос сделался «за нас проклятием» (Гал. 3:13) и «грехом вместо нас» (2 Кор. 5:21).

Смерть Христа была не поражением, а великой победой, ибо она была преодолена воскресением. Крест переставал быть «камнем преткновения», становясь самою сутью Божественного мессианского искупления. Миссионерские проповеди Павла можно свести к следующим его словам: «объясняя и доказывая, что Христу надле-жало пострадать и воскреснуть из мёртвых, и что это-Христос, тот Иисус, Которого я возвещаю вам» (Деян. 17:3).

В-четвёртых, изменился смысл его деятельности. Из человека, полного ненависти к неевреям, он превратился в миссионера, обращавшегося именно к ним. Из фанатика иудейской веры он пре-вратился в евангелиста. Еврей и фарисей, Савл свысока смотрел на неевреев, видя в них низшую, по сравнению с избранным народом, расу. Случай в Дамаске превратил его в убеждённого апостола, посвятившего жизнь тому, чтобы помочь неевреям. В Христе, явившемся ему, Павел увидел Спасителя всех народов.

Из правоверного фарисея, чья задача состояла в сохранении строгого иудаизма, он стал пропогандистом новой радикальной секты, называвшейся христианами, той самой, против которой он раньше так ожесточённо боролся.

Он настолько сильно переменился, что «изумлялись все слышавшие, и говорили:

— Не тот ли это, кто истребил в Иерусалиме призывающих Имя это, и сюда не для того ли пришёл, чтобы отвести их в узах к первосвященникам?» (Деян. 9:21).

Историк Филип Шафф утверждает, что «обращение Павла — это поворотный пункт не только в его частной жизни, оно знаменует со-бой важную эпоху в истории всей апостольской церкви и, соответственно, в истории человечества. Это событие своими последствиями может быть сравнимо лишь с чудом в день Пятидесятницы. Оно обеспечило всемирную победу христианства».

Как-то в Хьюстонском университете, обедая, я сидел рядом с каким-то студентом. Мы заговорили о христианстве, и он заявил, что не существует никаких исторических подтверждений христианства и самого Христа. По специальности он был историк, и я увидел среди его книг учебник по истории Рима. Он признал, что там есть глава про апостола Павла и христианство. Он прочёл её и удивился, что эта глава начинается с рассказа о жизни Савла из Тарса, а кончается описанием жизни апостола Павла. В предпоследнем абзаце было сказано, что, мол, неясно, что произошло в промежутке. Тогда я открыл книгу Деяний и объяснил ему, что Христос, после своего воскресения, явился Павлу. Студент этот согласился, что это наиболее логичное объяснение обращения Павла в христианство. И потом, уже позже, он сам уверовал во Христа как в своего Спасителя.

Элиас Эндрюс говорит следующее: «В этой коренной трансформации „фарисея из фарисеев“ многие нашли наиболее убедительное доказательство истины и силы религии, в которую он был обращён, равно как и ценности и роли личности Христа».

Арчибальд Мак-Брайд, профессор университета в Абердине, писал о Павле: «Рядом с его свершениями… бледнеют победы Александра Македонского и Наполеона».

Клемент говорит: «Павел семь раз томился в цепях, проповедовал Евангелие на Востоке и на Западе, дошёл до океанского побережья на Западе и погиб смертью мученика от рук властителей».

Павел не уставал повторять, что живой, воскресший Иисус преобразил его жизнь. Он был настолько убеждён, что Христос воскрес из мёртвых, что сам тоже умер мученической смертью за свою веру.

Два профессора из Оксфорда: Гилберт Уэст и лорд Литтлтон, поставили себе цель: разрушить основы христианской веры. Уэст хотел доказать ложность идеи воскресения, а Литтлтон намеревался показать, что Савл из Тарса не был обращён в христианство.

Они оба пришли к прямо противоположным выводам и стали убеждёнными последователями Иисуса. Лорд Литтлтон пишет:

Одно только обращение и апостольское служение Павла для внимательного исследователя является достаточным доказательством того, что христианство было Божественным Откровением.

В заключение он пишет, что если двадцать пять лет страданий Павла и его служения Христу имели место в действительности, то его обращение в христианство, несомненно, также имело место, ибо всё, им сделанное, началось с этой неожиданной перемены. А если он действительно обратился в христианство, то значит, что Иисус Христос восстал из мёртвых: ведь что бы ни говорил и ни делал Павел, он всегда связывал это с тем моментом, когда он увидел воскресшего Христа.



Последние комментарии

Курс по изучению Библии

Яндекс.Метрика