Не просто плотник

Джош МакДауэлл

Не просто плотник

В студенческие годы молодой американец Джош МакДауэлл был совершенно уверен, что верить во Христа — значит быть не в своём уме. На верующих он смотрел свысока. Он высмеивал их. Он спорил с ними. Именно с целью доказать, что христиане ошибаются, он решил самостоятельно исследовать документы двухтысячелетней давности…

В этой книге Джош МакДауэлл (ныне — профессор, специалист в области истории, философии и богословия) делится выводами, к которым он пришёл в результате своего исследования.

СОДЕРЖАНИЕ

От редакции

От автора

Глава 1. Что же в Нем такого особенного?

Глава 2. Бог, обманщик или безумец?

Глава 3. А как насчет науки?

Глава 4. Библия: можно ли на нее полагаться?

Глава 5. Кто пойдет умирать за ложь?

Глава 6. Кому нужен мертвый Мессия?

Глава 7. Слыхали, что случилось с Савлом?

Глава 8. Христос воскрес! Воистину воскрес!

Глава 9. Кто тут настоящий Мессия? Подымите руку

Глава 10. Неужели нет других путей?

Глава 11. Он изменил мою жизнь

Список сокращений

От редакции

— Откуда у этого человека такая мудрость и такое могущество? Разве он не сын известного нам плотника Иосифа? — недоумевали жители древнего городка Назарета…

— Да кто же он такой?! — не удержались от восклицания даже его ближайшие друзья…

Вот уже два тысячелетия этот вопрос, в той или иной форме, звучит на самых разных языках. Имя этого человека не сходит с уст миллионов людей. Джизас Крайст… Жэзю Крист… Иисус Христос — в такой форме его имя известно большинству наших читателей. Именно ему посвящена эта книга.

В студенческие годы молодой американец Джош МакДауэлл был совершенно уверен, что верить во Христа — значит быть не в своём уме. На верующих он смотрел свысока. Он высмеивал их. Он спорил с ними. Именно с целью доказать, что христиане ошибаются, он решил самостоятельно исследовать документы двухтысячелетней давности…

Выводами, к которым он в результате пришёл, Джош МакДауэлл делится в этой небольшой книжке. Ныне профессор Джош МакДауэлл — специалист в области истории и философии. Он окончил два высших учебных заведения, а также имеет учёную степень кандидата богословских наук. Он широко известен во многих странах как лектор и автор книг по апологетике. (Апологетика христианская — отрасль истории и богословия, изучающая доказательства истинности утверждений христианства).

Джош МакДауэлл выступал с лекциями более чем в пятистах университетах пятидесяти двух стран. Число его слушателей перевалило за три миллиона. Его первая книга («Evemdence That Demands a Verdemct») разошлась огромным тиражом. И практически все его лекции, книги, диспуты, фильмы объединяет одна тема: Иисус Христос.

Пролистав книгу, которую вы сейчас держите в руках, нетрудно заметить, что она, рассказывая об Иисусе Христе, обходит молчанием один вопрос, важный для советского читателя, воспитанного в духе атеизма с самого детства.

«А существовал ли Иисус Христос на самом деле? Разве это не выдумка попов и эксплуататоров? Разве не доказано наукой, что никакого Иисуса никогда не было?»

И действительно, вот что говорит 2-й том Энциклопедического словаря, изданного в Москве в 1964 г.: «Иисус Христос, мифический основатель христианства…» (стр. 618). Так в чём же дело?

Молчание автора книги по этому вопросу объясняется очень просто. Дело в том, что с самого начала эта книга предназначалась для западного читателя. А на Западе вряд ли найдётся хоть один серьёзный учёный, который будет
утверждать, что Иисус Христос как историческая личность никогда не существовал. Поэтому убеждать американского читателя в том, что Иисус жил на земле — нелепо. Это и так всем известно.

Однако многие читатели будут удивлены, что сторонников «несуществования» Христа остаётся всё меньше даже в советской исторической науке. Исследуя научные данные, советские историки уже давно начали признавать, (хотя и очень робко, осторожно, с оговорками), что «мифологическая теория» вряд ли верна. Вот отрывок из статьи доктора исторических наук И. Свенцицкой, взятый из журнала «Наука и религия».

В нашей науке нет в настоящее время единой точки зрения по этому вопросу. Ряд учёных в течение долгого времени разрабатывали мифологическую теорию (Р. Ю. Виппер, А. Б. Ранович, С. И. Ковалёв, Я. А. Ленцман, И. А. Крывелев). Основные аргументы сторонников этой теории можно свести к двум положениям: отсутствие упоминаний об Иисусе у нехристианских авторов 1 века нашей эры и эволюция образа Христа от более раннего представления о нём как о боге к образу, наделённому конкретными человеческими чертами. С точки зрения сторонников мифологической теории, христианство представляет собой развитие и объединение различных солнечных культов, чьё божество подверглось очеловечиванию во 2-ом веке нашей эры.

Однако накопление нового материала (в частности, открытие кумранских рукописей, папирусных фрагментов евангелий, анализ общих законов мифотворчества) привело к тому, что другие исследователи поставили вопрос о возможном существовании Иисуса — проповедника из Галилеи (А. П. Каждан, И. Д. Амусин, М. М. Кубланов, а также автор этих строк). Молчание нехристианских авторов, как мы видели на примере Иосифа Флавия, не является абсолютным; что же касается эволюции образа Христа, то проследить её можно, только принимая во внимание хронологию (далеко не всегда ясную) и идеологическую направленность всех христианских сочинений.

Совокупность новых данных привела к тому, что у некоторых сторонников мифологической школы позиция несколько изменилась: так, Я. А. Ленцман в 1958 году в книге «Происхождение христианства» писал, что научные доказательства отнюдь не свидетельствуют в пользу исторического существования Иисуса, а через девять лет, в книге «Сравнивая евангелия», он оставил этот вопрос открытым и предостерёг от абсолютизации мифологической теории.

Нельзя также забывать, что Ф. Энгельс критиковал Бруно Бауэра, одного из основателей мифологической теории, за то, что тот «как и все, кто борется с закоренелыми предрассудками, во многом далеко хватил через край…». В связи с этим Энгельс отмечал, что у Бауэра «исчезает и всякая историческая почва для новозаветных сказаний об Иисусе и его учениках». («Наука и религия», 1977 г., номер 12, стр. 64–65).

Можно привести и другие высказывания советских источников по этому вопросу. Отсылаем интересующихся читателей к тому же журналу «Наука и религия», за последние годы. Но ясно одно: если Иисус Христос действительно существовал, и число его последователей неуклонно растёт, то вопрос «Кто же он такой?» приобретает первостепенную важность для каждого человека. Что приводит людей к вере во Христа как в Бога? Чем отличается жизнь христиан от жизни неверующих? Что говорят о нём документы, входящие в состав Нового Завета? Может ли современный образованный человелк верить, что Христос воскрес из мёртвых? А как же быть с наукой?

На эти, и подобные вопросы, по мере сил, и старается ответить Джош МакДауэлл. Разумеется, у читателя возникнут и другие вопросы, связанные с этой темой. Она не может быть исчерпана в одной книжке.

Где же найти ответы? Постарайтесь найти в вашем городе церковь (или «молитвенный дом»), где собираются верующие, и обратитесь к ним. Они с удовольствием ответят на любые возникшие у вас вопросы. Например, в Москве их можно найти по адресу: Малый Вузовский пер., 3, в любое воскресенье. Если не сразу, то со временем, когда вы подружитесь с ними, они помогут вам достать для прочтения книгу, которая служит первоисточником наших сведений об Иисусе Христе, — Библию.

Знакомство с первоисточником совершенно необходимо для каждого, кто хочет объективно и самостоятельно искать истину. Поэтому каждую цитату из Библии, приводимую автором, читателю следовало бы изучить в
контексте. А для этого, конечно, нужно иметь или всю Библию или хотя бы Новый Завет. Кроме того, автор часто не приводит цитату, а просто ссылается на определённое место в Библии. В этих случаях он указывает сокращённо название книги, главу и стих.
(Как известно, Библия — это сборник, состоящий из 66 книг. См. список сокращений).

От автора

Иисус пришёл к человечеству уже почти 2000 лет тому назад. Он родился в бедной семье, в маленьком еврейском городке. Всю свою жизнь провёл в одной из самых маленьких стран мира, к тому же оккупированной чужеземцами. Прожил он тридцать три года, причём только три последних года своей жизни он посвятил служению людям.

Почему же тогда практически во всём мире люди до сих пор о нём помнят? Ведь каждый листок нашего календаря, любой титульный лист в книге, где стоит год издания, напоминают о том, что Иисус прожил, вероятно, самую значительную жизнь из всех когда-либо прожитых на Земле.

Однажды знаменитого писателя и историка Г. Дж. Уэллса спросили, какая историческая личность, по его мнению, оставила самый заметный след в истории человечества. Он ответил, что если измерять человеческое величие в масштабах истории, то «Иисус, вне всякого сомнения, занимает первое место».

Историк Кеннет Скотт Латуретт сказал:

Сменяются столетия, и каждое оставляет после себя новые доказательства того, что в смысле влияния на ход истории жизнь Иисуса — самая значительная из всех когда-либо прожитых на нашей планете. Более того, влияние это не ослабевает, но увеличивается из века в век.

Эрнест Ренан сделал следующее наблюдение:

Иисус — самый великий религиозный гений во всей истории человечества. Красота его вечна, и царству его нет конца. Иисус уникален во всех отношениях, во всей истории нет ни одной личности, которую можно было бы поставить рядом с ним. Без Христа невозможно понять историю
человечества.


Не просто плотник.
Джош Макдауэлл

Не просто плотник

Глава 1. Что же в Нем такого особенного?

Не так давно я разговаривал с группой людей в Лос-Анджелесе. Я спросил их:

— Кто, по-вашему, был Иисус Христос?

— Он был великим религиозным вождём, — ответили мне. Что же, я с этим согласен. Конечно, Иисус Христос был великим религиозным вождём. Но я убежден, что он не только великий религиозный вождь.

На протяжении веков люди спорили о том, кем же был Иисус. Почему из-за этого человека было столько споров? Почему его имя вызывает у людей куда более сильную реакцию, чем имена других религиозных вождей? Чем Иисус так отличается от них? Почему имена Будды, Магомета и Конфуция не вызывают такой болезненной реакции?

Причина в том, что лишь Иисус объявил себя Богом: в этом то и есть его главное отличие от других.

Люди, знавшие Иисуса, очень быстро поняли, что он приписывает себе совершенно невероятные свойства. Из его слов было ясно, что он считает себя не просто пророком или учителем — он явно претендовал на родство с Богом.
Он утверждал, что только в нём, и в нём одном путь к Богу, к прощению грехов и к спасению.

Многим кажется, что такая исключителность чересчур их ограничивает, и они не хотят в это верить. Однако в этот момент дело даже не в том, во что мы хотим или не хотим верить. Вопрос пока в другом: кем считал себя сам Иисус?

Что говорят на эту тему документы, содержащиеся в Новом Завете?

Часто приходится слышать слова «божественная сущность Христа». Имеется в виду, что Иисус Христос есть Бог.

А. Х. Стронг в своей «Систематической теологии» предлагает следующее определение Бога: «Это безграничный и совершенный дух, в котором всё сущее находит своё начало, движущую силу и завершение». Это определение подходит для любой веры, в том числе и для мусульман, и для иудаистов. Теизм учит, что Бог есть личность, и что вселенная была задумана и создана им. Бог поддерживает в ней жизнь и управляет ею по сей день.

Христианское вероучение добавляет к этому определению ещё один элемент: «и который воплотился в Иисуса из Назарета».

Иисус Христос — это не просто имя.

Это, скорее, звание. Имя «Иисус» происходит от греческого варианта имени Йешуa (или Йошyа), что в переводе значит «Иегoва-Спаситель», или же «Господь-Спаситель». Звание же «Христос» взято из греческого и означает оно «Мессия» (на иврите — «Машиах», Дан. 9:26) или — буквально — «помaзанник». Это звание («Христос») одновременно подразумевает царскую и священническую функции и утверждает Иисуса в качестве священника и царя, возвещанного пророчествами Ветхого Завета. Утверждение это имеет решающее значение для подлинного понимания Иисуса и христианства.

Новый Завет отчётливо описывает Христа как Бога. Имена, которыми называется Христос в Новом Завете, уместны лишь применительно к Богу.

Например, Иисус называется Богом в следующей фразе: «Ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит 2:13, ср. Ин. 1:1, Евр. 1:8, Рим. 9:5, 1 Ин. 5:20, 21). Писание наделяет его качествами, которые могут быть присущи одному лишь Богу. Мы узнаем, что Иисус есть источник жизни (Ин. 1:4, 14:6); он вездесущ (Мф. 28:20, 18:20); всеведущ (Ин. 4:16, 6:64; Мф. 17:22–27); всемогущ (Отк.1:8, Лк. 4:39–55; 7:14, 15; Мф. 8:26,27) и бессмертен (1 Ин. 5:11, 12, 20; Ин. 1:4).

Иисус принимал почести и поклонения, положенные только Богу. Говоря с сатаной, Иисус сказал: «…написано: „Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи“» (Мф. 4:10). И однако Иисус принимал поклонения как Бог (Мф. 14:33; 28:9), а порой даже требовал поклонения, положенного Богу (Ин. 5:23; ср. Евр. 1:6, Отк. 5:8-14).

Бoльшая часть последователей Иисуса состояла из правоверных евреев, веровавших в одного истинного Бога. Они были монотеистами до мозга костей, и однако же они признали в нём Бога, воплощённого в человека.

По идее, уж кто-кто, а Савл (Павел), который готовился стать раввином и получил разностороннее образование, менее других должен был быть готов признать божественную сущность Иисуса и поклоняться человеку из Назарета, называя его Господом. Но ведь именно Павел это признал, сказав так: «Блюдите себя и всё стадо, в котором Дух Святой поставил вас епископами пасти Церковь Божию, которую Он приобрёл Себе кровию Своею» (Деян. 20:28).

И потом, когда Христос спросил Петра, кем тот его считает, Пётр ответил: «Ты — Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16:16). Иисус не только не стал опровергать или уточнять вывод, сделанный Петром, но подтвердил его и указал на источник сведений: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Который на небесах» (Мф. 16:17).

Марфа, хорошо знавшая Иисуса, сказала ему: «Я верую, что Ты Христос (т. е. Мессия), Сын Божий» (Ин. 11:27). Затем Нафанаил, который считал, что в Назарете ничего путного возникнуть не может, также признал в разговоре с Иисусом: «Ты — Сын Божий, Ты — Царь Израилев» (Ин. 1:49).

Когда Стефана побивали камнями, он «взывал и говорил: „Господи Иисусе, прими дух мой!“» (Деян. 7:59). Автор Послания к Евреям называет Христа Богом: «о Сыне: „Престол Твой, Боже, во век века“» (Евр. 1:8).

Иоанн Креститель возвестил о пришествии Иисуса словами: «и нисшел Дух Святой в телесном виде, как голубь, на Него, и голос с неба раздался: Ты Сын Мой возлюбленный, на Тебе Моё благоволение» (Лк. 3:22).

И, наконец, у нас есть признание Фомы, которого все знают как «Фому неверующего». По характеру он, наверное, был похож на нынешних студентов. Он сказал:

«— Если не увижу на руках Его следа от гвоздей и не вложу пальца моего в место гвоздей… — не поверю!»

И я вполне его понимаю. Говоря современным языком, он сказал:

— Знаете, в конце концов не каждый день люди воскресают из мёртвых и выдают себя за Бога во плоти. Мне нужны доказательства!

Через восемь дней после того, как Фома поделился своими сомнениями с другими учениками, «приходит Иисус, когда двери были затворены; и стал посреди них и сказал:

— Мир вам!

Затем говорит Фоме:

— Дай палец твой сюда и посмотри на руки Мои. И дай руку твою и вложи в бок Мой. И не будь неверующим, но верующим!

Ответил Фома и сказал Eму:

— Господь мой и Бог мой!

Говорит ему Иисус:

— Ты потому уверовал, что увидел Меня. Блаженны не видевшие и поверившие» (Ин. 20:26–29).

То есть, Иисус принял обращение к нему как к Богу. Осудил он Фому за его неверие, а не за поклонение.

Какой-нибудь критик может возразить, что все эти сведения о Христе исходят от других, а не от него самого. На занятиях студенты иногда с важностью мне заявляют, что современники Христа точно так же не понимали его, как сейчас не понимаем его мы. То есть, другими словами, что Христос не считал, что он-Бог.

У меня нет ни малейшего сомнения, что Иисус себя Богом считал. Это моё убеждение самым прямым образом подкрепляется текстами Нового Завета. Таких мест очень много, и значение их абсолютно ясно.

Один бизнесмен долго изучал Священное писание, чтобы выяснить для себя, считал Христос себя Богом или нет? В конце концов он сказал:

— Кто прочтёт Новый завет и не увидит, что Христос считал себя Богом, тот просто слепой, если не хуже: это всё равно, что гулять по улице в ясный день и говорить, что не видишь солнца!

В Евангелии от Иоанна описано столкновение между Иисусом и еврейскими религиозными наставниками. Иисус исцелил хромого в субботний день и сказал ему:

— Встань, возьми постель твою и ходи!

«Поэтому и начали гнать Иудеи Иисуса, что Он это делал в субботу. Но Он ответил им:

— Отец Мой доныне делает, и Я делаю.

И потому тем более искали Иудеи убить Его, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Ин. 5:16–18).

Конечно, мне могут возразить:

— Постой, Джош, я тоже могу сказать: «мой отец до сих пор работает, и я работаю». Что из этого? Это ещё ничего не доказывает.

На это я могу ответить следующее. Исследуя любые документы, мы должны всё время помнить о языке, о культуре данной эпохи и, самое главное, учитывать, к кому обращены те или иные слова. В данном случае речь идёт о еврейской культуре, и слова Иисуса обращены к религиозным евреям.

Посмотрим, как же понимали евреи слова Иисуса 2000 лет тому назад в рамках своей культуры. «И поэтому тем более искали Иудеи убить Его, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу». (Ин. 5:18).

Что же вызвало столь гневную реакцию?

А вот что: Иисус сказал «Мой Отец», а не «наш Отец», да к тому же добавил «доныне делает». Тем самым он приравнял себя к Богу и поставил свои действия на один уровень с делами Божьими.

Евреи не называли Бога «Отец мой». А если иногда и называли, то уточняли: «Отец небесный». Иисус же этого не сделал. Когда он сказал о Боге «Отец Мой», в этих словах заключалось утверждение, которого евреи не могли не понять.

К тому же Иисус имел в виду, что покуда трудится Господь, он, его Сын, тоже будет трудиться. Еврейские религиозные вожди прекрасно поняли смысл его слов, означавших, что он — Сын Божий. В результате их ненависть ко Христу стала ещё сильней. Если раньше они стремились только к тому, чтобы изгнать его, то теперь они захотели его убить.

Христос не только претендовал на равенство с Богом, которого он называл своим Отцом: он утверждал, что он и Бог — одно целое.

Во время праздника Обновления в Иерусалиме еврейские лидеры спросили Иисуса, Христос ли он. Иисус ответил на их вопрос утвердительно и добавил: «Я и Отец — одно» (Ин. 10:30).

«Снова взяли камни Иудеи, чтобы побить Его. Ответил им Иисус:

— Много добрых дел показал Я вам от Отца. За какое из этих дел побиваете вы Меня камнями?

Ответили Ему Иудеи:

— Не за доброе дело мы побиваем Тебя камнями, но за хулу и за то, что Ты, будучи человеком, делаешь Себя Богом» (Ин.10:31–33).

Можно только удивляться силе реакции, вызванной словами Иисуса «Я и Отец — одно». Если взять греческий оригинал евангелия, возникает одно интересное наблюдение. Исследователь А. Г. Робертсон отмечает что по-гречески «одно» — среднего, а не мужского рода, и означает не столько физическое единство или единство целей, сколько единую сущность или исток. Он пишет:

Утверждения Христа о связи между Отцом и им самим (Сыном) — в этой короткой фразе достигают высшей точки. Потому она и вызывает такой неистовый гнев фарисеев.

Ясно, что у людей, слышавших эти слова, не возникало сомнений в том, что Иисус считает себя Богом. Леон Моррис, декан колледжа им. Ридли в Мельбурне пишет:

Иудейские вожди усматривали в словах Иисуса только богохульство, и они взялись за суд. По закону богохульство должно было быть наказано побиванием камнями (Лев. 24:16). Однако они не хотели, чтобы дело разбиралось законным порядком. Они не собирались готовить обвинения, на основании которых власти могли бы присудить соответствующее наказание. В припадке гнева они присвоили себе и функции судьи, и функции палача.

Иисусу угрожало побивание камнями за «богохульство». Иудеи, вне всякого сомнения, поняли, что он имел в виду. А вот задумались ли они хоть на мгновение: а может, он говорит правду?

Иисус постоянно говорил, что его происхождение и сущность едины с Богом. Он бесстрашно заявлял: «Если бы вы Меня знали, то и Отца Моего знали бы» (Ин. 8:19); «И видящий Меня видит пославшего Меня» (Иоанн 12:45); «Ненавидящий Меня и Отца Моего ненавидит» (Ин. 15:23); «Чтобы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» (Ин. 5:23) и т. п.

Все эти цитаты убедительно доказывают, что Иисус считал себя не просто человеком, но существом, равным Богу. Люди, полагающие, что Иисус был просто ближе к Богу, чем остальные, недостаточно глубоко вдумались в его слова, приведённые выше (Ин. 5:23).

Однажды мне довелось читать лекцию на литературном отделении университета Западной Виргинии. Во время лекции меня прервал один из присутствовавших профессоров:

— Иисус говорит, что он-Бог, только в Евангелии от Иоанна, которое написано позже остальных трёх. В самом раннем Евангелии — от Марка — ни разу не говорится, что Иисус считал себя Богом.

Мне сразу стало ясно, что человек этот никогда не читал Марка, а если и читал, то крайне невнимательно.

В ответ я раскрыл Евангелие от Марка, в том месте, где Иисус прощает грехи. «И увидев веру их, говорит Иисус расслабленному:

— Чадо, прощаются грехи твои» (Мк. 2:5, см. также Лк. 7:48–50). По еврейскому закону это мог делать только Бог. Исайя (43:25) говорит, что один лишь Бог может простить грехи.

Недаром на эту фразу так ополчились книжники:

«— Что Он так говорит? Богохульствует! Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?

Иисус… говорит им:

— … Что легче? Сказать ли… „прощаются грехи твои“ или сказать: „встань, и возьми кровать твою и ходи“?» (Мк. 2:7–9).

Обратимся к комментарию Уиклиффа: «На этот вопрос ответить невозможно. Произнести эти фразы одинаково нетрудно, однако совершить на деле и то и другое под силу только Богу. Мошенник, который боится разоблачения, конечно, предпочёл бы первую фразу. Иисус исцелял больных, чтобы все увидели, что он наделён чудесной властью, позволяющей ему одолеть первопричину болезни».

За эти слова его обвинили в богохульстве. Льюис Сперри Чейфер пишет по этому поводу:

Ни у одного живого существа на свете нет ни власти, ни права прощать грехи. Никто не может простить нам грехи, кроме Того Единственного, против кого мы все согрешили. Когда Христос прощал грехи — а в этом у нас нет сомнений — он заходил далеко за пределы человеческих возможностей. Никто, кроме самого Бога, не может прощать грехи, и раз Христос прощал грехи, следовательно, не остаётся сомнений, что он был Богом.

Идея прощения грехов долго не давала мне покоя: я никак не мог её понять. Однажды я говорил о божественной сущности Иисуса в лекции на философском факультете и привёл в пример строки из Евангелия от Марка. Один студент возразил мне, что прощение, данное Христом, вовсе не доказывает его божественной сущности. Иисус, мол, просто сказал, что прощает этого человека, но это совсем не доказывает, что он объявлял себя Богом. Я долго думал над словами этого студента, и вдруг меня осенило: я понял, почему возмутились книжники!

Конечно, любой человек может мне сказать: «Я тебя прощаю». Но сказать это может только тот человек, против которого я согрешил! И наоборот, если кто-то согрешит против меня, я могу ему сказать: «Я тебя прощаю». Но Христос-то был в другой ситуации: расслабленный согрешил против Бога Отца, и Иисус сказал ему: «Прощаются тебе грехи твои». Да, мы можем простить человека, если он нас обидит, но грех против Господа может простить только Господь Бог. Это и сделал Иисус.

Неудивительно, что еврейское духовенство возмутилось, когда какой-то плотник из Назарета позволил себе такое заявление. Власть прощать грехи, данная Иисусу — яркий пример того, как он выступал в качестве, присущем одному лишь Богу.

В Евангелии от Марка описывается суд над Иисусом (14:60–64). Там ясно написано, что Иисус говорил о своей божественной сущности.

«И первосвященник, став посредине, спросил Иисуса:

— Ты не отвечаешь ничего? Что они против Тебя свидетельствуют?

Он же молчал и не ответил ничего. Снова первосвященник спрашивал Его, и говорил Ему:

— Ты ли Христос, Сын Благословенного?

Иисус же сказал:

— Я. И вы увидите Сына Человеческого, восседающего по правую сторону Силы и грядущего с облаками небесными.

Первосвященник же, разодрав одежды свои, говорит:

— Какая нам ещё нужда в свидетелях? Вы слышали хулу! Как вам кажется?

И все осудили Его, признав повинным смерти».

Сначала Иисус не хотел отвечать, и первосвященник привёл его к присяге. Под присягой Иисус вынужден был отвечать (и я очень рад, что он, наконец, ответил). На вопрос «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» он ответил утвердительно.

— Итак, какие же показания дал на суде Христос? Во-первых, он назвал себя Сыном Благословенного, т. е. Бога; во-вторых, сидящим по правую сторону Силы и, в-третьих, Сыном Человеческим, грядущим на облаках небесных. Эти слова однозначно описывают его как Мессию. Очень важно рассматривать их в совокупности.

Синедрион (еврейсий верховный суд) прекрасно уловил смысл слов Иисуса. Именно поэтому первосвященник разодрал на себе одежды и сказал: «На что нам ещё свидетели?» Иисуса осудили за им же произнесённые слова.

Роберт Андерсон подчёркивает:

Самые убедительные доказательства — это показания враждебно настроенных свидетелей. Действия врагов Иисуса неопровержимо устанавливают тот факт, что Он называл себя Богом. Не нужно забывать, что в эпоху, о которой идёт речь, евреи вовсе не были первобытными и невежественными дикарями: это был глубоко религиозный народ, обладавший высочайшей культурой. И ведь именно за эти слова Синедрион-верховный совет нации, в который входили наиболее выдающиеся религиозные деятели, — в том числе Гамалиил и его великий ученик Савл из Тарса — единогласно приговорил его к смертной казни.

Нет сомнений, что Иисус дал эти показания по собственной воле. Не менее ясно, что евреи поняли его слова как утверждение, что он — Бог. Перед ними стоял выбор: либо считать его слова богохульством, либо поверить, что он-Бог. Судьи это прекрасно понимали, — оттого они и распяли его, а потом ещё и насмехались над ним за то, что он «возложил упование на Бога… Ибо сказал Он: „Я Божий Сын“» (Мф. 27:43).

Видный специалист по Ветхому Завету Г. Б. Суит объясняет, почему первосвященник разорвал на себе одежды:

Закон запрещал первосвященнику рвать на себе одежды в мелких частных конфликтах (Лев. 10:6, 21:10), однако при исполнении обязанностей судьи, по традиции, он должен был именно так выражать свой ужас по поводу любого богохульства, свидетелем которого он становился. Нельзя не отметить, что смущённый судья испытал в этот решающий момент глубокое облегчение. Он мог уже не волноваться, найдутся надёжные свидетели или нет: необходимость в них отпала, так как заключённый сам признал свою вину.

Мы уже поняли, что это был далеко не обычный суд.

Юрист Эрвин Линтон писал:

Это абсолютно уникальный случай, когда на суде разбирают не поступки обвиняемого, а его личность. Обвинение, выдвинутое против Христа, его признание (или, точнее, показание, или, ещё точнее, — поступок) перед лицом суда, на основании которого он был признан виновным, допрос у римского наместника, надпись на его кресте и крики прохожих во время казни — всё это сводится лишь к одному вопросу: кто же он такой? «Что вы думаете о Христе? Чей он сын?

Судья Гейнор, выдающийся юрист из Нью-Йорка, говорит, что Синедрион обвинял Иисуса лишь в богохульстве. Он пишет:

Из чтения любого из четырёх евангелий становится ясно, что так называемое преступление, за которое судили Иисуса, состояло в богохульстве:… Он утверждал, будто обладает сверхъестественной властью, а в устах человека такое утверждение было богохульством» (См. Ин. 10:33). Гейнор имеет в виду слова «за то, что Ты, будучи человеком, делаешь Себя Богом».

Обычно человека судят за его поступок. С Иисусом дело обстояло иначе: его судили за то, кем он был.

Даже одного этого эпизода на суде достаточно, чтобы понять, что Иисус сам признал свою божественную сущность. Его судьи были свидетелями этого признания. Кроме того, в день, когда его распяли, его враги вспомнили, что он объявлял себя Богом, воплотившимся в человека.

«Подобным образом и первосвященники, издеваясь вместе с книжниками и старейшинами, говорили:

— Других спас, — Себя Самого не может спасти! Он Царь Израилев — пусть сойдёт теперь с креста, и уверуем в Него. Он возложил упование на Бога: пусть избавит Его теперь, если Он угоден Ему. Ибо сказал Он: „Я Божий Сын“». (Мф. 27:41–43).

Мы в Instagram

Подписаться на обновления

Подписывайтесь на наши обновления и узнавайте первым о выходе новых материалов